Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:41 

ПРИ Fallout. New Reno. Игра состоялась 7-9 августа 2015 (не изавершено)

всё пройдет
Начну с того, почему именно эта роль, как я ее видела, и что я от нее хотела.

На компе я не играю. и информацию о персонажах нашла в сети. Вики гласит, что :
Лесли Энн привлекательная женщина средних лет, одетая в роскошное платье из шкурок золотого геккона.
Хорошо образованная, и обладающая прекрасными манерами, Лесли Энн некогда была гражданкой Города-Убежища. Она оставила дом, влюбившись в Джона (хотя возможно всё дело было в наркотиках, которые он предложил ей). Но их отношения не были счастливыми, даже несмотря на рождение Анжелы, и за последующие годы любовь к мужу у Лесли переросла в сильную ненависть. Ищущая убежища в алкоголе, наркотиках и случайных сексуальных связях, она мечтает о другой жизни.

Но мастера заверили меня, что игра - это приквел к Фаллауту 2, Лесли еще молода, ей 25 лет и обзавестись дочерью, а так же перечисленными пороками она еще не успела.
Это-то заверение и стало ключевым в моем выборе роли.
Мне стало очень очень любопытно, а что такое должно случиться, как должны развиваться события для того, чтоб осознанно пошедшая за мужиком образованная тетка начала его ненавидеть на столько, чтоб спать с кем попало просто чтоб его достать, и еще быть готовой сдать его с потрохами любому достаточно умному и харизматичному парню (хотя, вроде как и у девушек шанс есть)?

Итак, на начало игры Лэсли не ненавидит своего супруга, не желает ему смерти и готова вить семейное гнездо. Но, она уже пробовала наркоту, с легкой руки самого Джона Бишопа, ей хочется новых впечатлений и она ждет от супруга элементарной заботы и внимания. Обладает любовью к капризам и некоторой взбалмошностью.

Все приехали на полигон, поглядели друг другу в честные открытые лица и понеслось...

Семья.
Семья Бишоп была весьма разношерстной. Входили в нее, собственно чета Бишоп, 2 телохранителя - итальянец Алауди и мексиканец Диего, проповедник - Габриэль Кристал, крупье - Джон Доу, двое принятых в семью приключенцев - Ник и Пол, и медик - Офелия.
Их было мало, но они искренне хотели налаживать свою жизнь, сделать семейный бизнес прибыльным и жить достойно. У каждого были свои мотивы и цели.

Сеньора
Именно так миссис Бишоп именовал ее личный телохранитель. Итальянец Алауди.
Он был ее одногодок, но повидал в этой жизни куда больше. Больше умел и знал. Никогда не рассказывал о своем прошлом, порой начинал сыпать ругательствами на языке своих предков. Был порывист и стремителен.
Считал своим долгом опекать сеньору. И частенько совершенно игнорировал приказы Мистера Бишопа. За исключением того,. что касалось безопасности Лэсли.
Он учил ее стрелять из пистолета, и они по долгу отрабатывали последовательность действий, на случай, если ее захотят захватить и ему придется вступить в рукопашную схватку.
В таком разе она должна была отступить за его спину, взять убранный за ремень пистолет, который был всегда на взводе. И стрелять из-за его плеча.
Они знали, каковы будут его действия, если неприятель ворвется в клуб, когда она окажется в своей комнате или будет а игровом зале.
Временами Миссис Бишоп начинала изводить своего стража капризами, которые он достаточно терпеливо сносил, лишь обещая выстрелить в ногу и подольше не лечить, если она делалась совсем невыносимой.
Зато когда Лэсли получила скаблезный намек от некоего бойца о том, что ее общество весьма желанно и его намерены добиваться, то она приказала телохранителю простреливать колено любому мужчине, который приблизится к ней ближе, чем на вытянутую руку, и Алаури, явно не без удовольствия, согласился.

Тетя Босс
Так звал ее Диего Луна Сантес. Телохранитель ее мужа. Парень боевитый и везучий до чертиков. Отличающийся недюжинной исполнительностью и совершенно детской наивностью.
Проще говоря, охранник бы туп как пробка и везуч, как бог везения.
Он был жизнерадостен, любознателен как дитя и шумлив сверх всякой меры.
Не было в Нью-Рино заведения, из которого его не выставили бы, не зная, что ответить на докучливые вопросы.
Лесли не была к нему добра. Но ценила удачу и выдумку человека без царя в голове, зная, что уходя под его охраной Джон всегда вернется домой.
Клуб Акула
Хлопоты по обустройству клуба занимали много времени.
Больше чем хотелось.
Много больше.
Джон сначала советовался с Лесли по поводу нововведений, а потом, увидев, что она прекрасно понимает, что требуется сделать, полностью переложил хлопоты на нее. Игру, разумеется, вел крупье, но организацию охраны, вопросы обналичивания выигрышей и распорядка работы клуба вообще, Джон волевым решением спихнул на жену.
Миссис Бишоп ничерта не понимала в картах. И не особенно хотела понимать. Она бы с удовольствием занималась украшением интерьера, отвлеканием удачливых игроков от того, как мухлюет крупье и поддержанием светской беседы. Но быть "правой рукой" мужа и не расчитывать не его поддержку вообще - это было слишком.
Через какое-то время люди начали не беспокоить мистера Бишопа вопросами, а шли на прямую к его жене, с тем, чтоб она решила, что дальше делать и как быть.
В душе Лесли Энн все это начинало вызывать приступы глухого недовольства, переходящего в тоску. Хотелось расслабиться.
Например снова попробовав наркотик. Но пока что было страшно подцепить зависимость.
Вещества
Однажды попробовав вещества, дающие ощущение эйфории можно не оказаться от них в физической зависимости.
Но трудно не пожелать снова ощутить ту легкость и невыразимую прозрачность бытия, что чудится под наркотой.
Лесли Энн знала это ощущение. И когда в клубе ничего не происходило, она вспоминала о том, что в ее комнате на одной из многочисленных полочек припрятана доза джета.
Джет манил и искушал.
Ее останавливало только осознание того, что принять джет равносильно игре в русскую рулетку. Кто знает, чем обернется прием на этот раз?
Алауди знал о том, что у нее есть доза. Не предпринимал никаких шагов к тому, чтоб отнять, но, когда она опять впадала в тоску и ходила по дому тенью, следовал за ней и в личные покои, следя за тем, чтоб флакончик не оказался у нее в руках и не был откупорен.
Межклановая политика и дипломатия.
Внешняя политика семьи была делом крайне путаным. Женщинам в нее вникать вроде как не полагалось. Лэсли и не вникала. Но когда выяснилось, что тот самый уродец Карл, что спихнул за вознаграждение дезу семейству Бишоп, да еще и взял предоплату с Джона Бишопа в рамках какой-то услуги, убил одного из Сольваторе, то Лесли предложила супругу, собиравшемуся на переговоры с прочими бонзами:
"Почему бы тебе не оговорить план общих действий с Доном Сальваторе? Прямо скажи ему, что этот ублюдок должен нам денег, а им крови. И если мы поймаем его общими усилиями, то возьмем с него должок, и с удовольствием поглядим, как он вернет свой долг дружественной семье".

Потом хоронили погибшего итальянца, и Джон снова советовался с женой, - идти ли? Ведь некий источник сообщил, что там готовится покушение!
- "Итальянцы очень трепетно относятся к семье. Возьми больше охраны, если опасаешься, и иди. Нельзя оскорблять соседей в лучших чувствах".
Когда супруг вернулся с похорон бегом и утверждая, что его спас Диего, заметив, что в гробу взрывчатка, миссис Бишоп лишь удивленно хмыкнула и пошла молиться, чтоб итальянцы не восприняли побег с панихиды как оскорбление и не объявили вендетту.

Когда , не смотря на все усилия хозяйки дома, приложенные для того, чтоб отвести от клуба возможность перестрелки, пальба все же состоялась, и на крылечке валялись в тяжране двое итальянцев: её Алауди и Мистер Сальваторе, Миссис Бишоп метнулась в свой будуар, схватила последний шприц стима и вернулась бегом на крыльцо. "Уважаемый дон Сальваторе," - сказала она чинно: "Идите в жопу, это мой телохранитель." И сделала укол бойцу влезшему в бой против ее приказа.

Первая кровь
Трое Райтов весело и с прибаутками играли против крупье. Проигрывающий тут же одалживался фишками у одного из родственников и игра продолжалась.
Это "мероприятие" уже начало порядком утомлять миссис Бишоп. Отец юных дарований ушел вместе с супругом хозяйки дома беседовать на нейтральной территории.
Охрана заведения осуществлялась только личным телохранителем миссис Бишоп и двумя парнями, что нанял на короткий срок Джон Бишоп, уходя.
Играющим было не до нее, и Лесли выскользнула из зала, где шла игра, в коридор.
- Ник, а нет ли у вас желания пострелять в ирландцев? - Томно протянула женщина, глядя снизу вверх на высокого наемника с тонкими чертами лица.
- Да, не плохо бы. - Задумчиво процедил парень. Прищурился:- Но что скажет мой напарник?
- Он не возражает.
Разговор действительно был, второй боец не имел ничего против перспективы пострелять в ирландцев.
Тем временем на крыльце раздались шаги. Это пришли еще две ирландские девы.:
- А не у вас ли наши родственники?
- Да. Идет игра.
И девицы присоединились к родне, наблюдая за игрой и весело рассказывая, как совсем недавно около их дома застрелили парня, что задавал странные вопросы об отношении к борделю.
Лэсли с трудом скрыла дрожь в пальцах... так вот почему так долго нет вестей от ее поставщика Нюка-колы. Мерзавец все же решил попробовать собрать банду для налета на дом терпимости и попал не на тех людей...
Ну что ж...
Значит, так тому и быть.
Только были выданы последние инструкции бойцам, как на крылечке появились новые посетители.
Лесли вышла им не встречу:
- Господа, у нас играют ирландцы, но вы можете подождать окончания партии здесь.
Кто бы знал, как она была рада выражению нерешительности смешанной с брезгливостью, что появилась на лицах парня и девиц.
- Раз вы не хотите ждать, то заходите через четверть часа, игра должна завершиться к тому времени.
Умирать от потери крови в планы миссис Бишоп не входило.
Лесли вернулась к игре. За столом назревал скандал - крупье непонятным образом сумел отыграть банк, оставив подростку Райту 2 фишки.
В зал вошли «налетчики».
"Начинается" - мелькнуло в голове заговорщицы, но те медлили. - "чего ждут эти остолопы?!"
- Господа, срок вашей службы еще не вышел, займите свои места, - строго одернула из хозяйка заведения. И они вышли.
женщина была обескуражена.

"Чего они ждут!?! Алауди скоро вернется в зал." - внутри начинала зреть паника. Чтоб скрыть нетерпение, женщина отошла от стола к окну.
.... и внезапно прозвучали первые выстрелы.
Все происходило очень быстро. Неожиданно быстро.
Лесли обернулась в зал, а там уже разметались на стульях тела не успевших даже вскочить на ноги девушек ирландок и их брата. На полу валялся крупье, видимо он решил рвануть к выходу, спасая выручку. Сама она со странной холодностью смотрела на эту картину и понимала, что надо испугаться. А еще в ее сторону не прилетело ни одной пули.
Заверещав, женщина заметалась между столом и окном, наконец-то привлекая к себе внимание бойцов, и поймала пулю.
"Боже, как это больно" - подумала она оседая на пол и успев заметить как в зал вбегает Алауди.
Схватка была короткой. Оба налетчика упали на пол.
Телохранитель дурными после стычки глазами озирался по сторонам.
-Алауди, ты знаешь где стимпак, - в тишине голос миссис Бишоп прозвучал громко.
И парень сорвался с места. Первой он оказал помощь своей подопечной, затем переключился на ирландцев.
И все это время посреди комнаты стояла оцепенев рыжая девочка, оставшаяся невредимой.

Действие стима началось, и к Лесли вернулась способность мыслить.
"Не добили никого... Немного жаль. Зато вовремя. Банк остается в казино, о продолжении игры не может быть и речи."
И тут в зал заходит посетитель, которого 15 минут назад попросили зайти попозже.
Парень замирает стоя между трупами и полуживыми.
А затем деловито шагает к столу, явно намереваясь приствоить лежащие на нем деньги.
Алауди оставил перевязку ирландки и прикрикнул на обнаглевшего посетителя.
Тот схватился за ствол. И увидел нацеленное в свое лицо дуло.
Оба замерли. Тишина начала становиться неловкой, и тут Лесли осенило.
- Девочка, ты живая! - крикнула она все еще стоявшей в оцепенении юной ирландке.
Она сама не знала, что могла сделать девчонка, но результат превзошел все ожидания.
Как по команде та вскинула вперед руки. В них оказался пистолет. Выстрелы двух пистолетов звучали до тех пор, пока грабитель, пытавшийся вколоть себе стим, не упал в лужу своей крови.
Подскочивший телохранитель не задумываясь добил наглеца.

Лесли смотрела на происходящее и отстранено думала о том, что вот, она только что разменяла 2 жизни на странный результат, которого, быть может, можно было бы достичь другим путем. Но выбор уже сделан. Первая кровь пролита.

Чего хочет женщина...
Навязчивые идеи
Для того чтобы уйти в пустоши надо было закупить снаряжение и запас еды. Это подсказывал здравый смысл и это подтвердил поставщик нюка-колы.
Лэсли Энн Бишоп понимала, что денег нужно много. И собиралась взять все.
Единственное препятствие, которое стояло между ней и свободой было практически не преодолимо. И воплощено в лице ее телохранителя.
Миссис Бишоп была уверена, что Алауди не позволит ей рисковать собой и лезть в пустоши.
Он скорее предложит убить ее мужа . Но она боялась всей этой суеты вокруг клановых отношений, этих переговоров. Тем более, что мужчины на самом деле ни во что не ставят способность женщин вести дела, и обязательно постараются либо опять спихнуть ее замуж, либо просто перебьют ее людей и захватят унаследованный бизнес.
Оставалось уйти, убрав с дороги верного человека.
Откуда такая уверенность в верности этого решения, Лесли не могла сказать. Она просто заявила, что необходимо пойти в Кошачью лапку. Нужно завершить переговоры о шоу в клубе и оговорить подробности.
Алауди не удивился. Они уже бывали там и о ходе переговоров он знал.
Дорога была не дальней, но безлюдной.
Не доходя до церкви Лесли вдруг охнула и уставилась на что-то в кустрнике, обрамлявшем дорогу.
Алауди тут же обогнал ее и приготовился принять удар или обеспечить отступление.
Отработанным за долгие тренировки движением женщина метнулась ему за спину и выхватила пистолет из-за ремня.
Он не ожидал выстрела в спину.
Ранение было тяжелым. Кровь струилась из сквозной раны.
Бросив на землю оружие, женщина встала на колени рядом с еще живым человеком, который не раз спасал ее от смерти и теперь платил непонятный ей долг своей жизнью.
Обеими руками она потянула его за плече и развернула лицом вверх.
Он что-то прохрипел на языке, который она так и не научилась понимать.
В глазах его был то ли гнев, то ли презрение, то ли недоумение. Лесли не могла этого разобрать, потому что ее глаза закрывали слезы. Протянула левую руку к его лицу, и привычным жестом, которым не раз дразнила или успокаивала гневающегося мужчину, провела кончиками пальцев от скулы к подбородку.
Правая рука в это время нашарил лежащий рядом пистолет.
"Ты был лучшим, Алауди"- прошептала она: "Прощай".
Выстрел поставил точку в истории верного телохранителя и его подопечной.

Так могла бы завершиться жизнь Алауди.
Но все получилось несколько иначе.



В качестве итога.
Как-то так вышло, что я впервые играла злодейку. Не картонного мизантропа и морального урода, а просто тетку без моральных принципов и ограничений. В целом роль удалась.
Хотя...
Все же я слишком внутри себя белая и пушистая.

URL
   

записки на мятых листках

главная